Форум поддержки национального движения Израиля

"Лучше иметь сильный Израиль, ненавидимый всем миром, чем всеми любимый Аушвиц!" (Меир Кахане)
Текущее время: 09 дек 2019, 13:02


Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Европа
СообщениеДобавлено: 11 окт 2012, 00:58 
Не в сети
Собеседник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июн 2012, 18:03
Сообщений: 573
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
«Аллах ислам»
журналистское расследование израильтянина Цви Иехезкели

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Такого рейтинга 10-й канал израильского телевидения не достигал с момента своего основания — даже реалити-шоу «Выживание» не привлекло столько зрителей, сколько документальное кино журналиста Цви Иехезкели. Завершающая, четвертая часть фильма «Аллах ислам» еще не вышла в эфир, а телекомпании нескольких зарубежных стран, включая Россию, Бельгию и Швецию, уже вели переговоры относительно его покупки.

Левые израильские СМИ не стали дожидаться финала: они обрушились на авторов фильма с сокрушительной критикой на другой же день после показа первой серии. Но душераздирающие вопли «правозащитников» лишь подогрели интерес зрителей к теме: мусульмане едут в страны Западной Европы, чтобы превратить ее в часть всемирного халифата.

Нет, я не утрирую: именно эту цель ставят перед собой персонажи документального повествования-«экшн», съемки которого велись во Франции, Англии, Швеции, Бельгии, Голландии и других европейских странах. О халифате мусульмане говорят столь же буднично, как американцы — о вышедшей на финишную прямую президентской гонке.

Разоткровенничаться перед видеокамерой исламистов побудил израильский тележурналист и комментатор. В ходе рискованной командировки в логово окопавшихся в Европе джихадистов Цви Иехезкели, в совершенстве владеющий несколькими диалектами арабского языка, выдавал себя за… палестинского репортера! И тут же завоевывал доверие иммигрантов, большинство которых — представители четвертого (вдумайтесь!) поколения мусульман, пустивших корни в сердце западной цивилизации.
«Это — хевронская куфия, а это — так называемая арафатка», — замечает Иехезкели, укладывая в дорожную сумку клетчатые головные платки.

Смотришь документальную эпопею Иехезкели — и содрогаешься: многие заповедные уголки Европы сегодня больше походят на города арабского Ближнего Востока. Районы компактного проживания мусульман занимают огромную площадь. Европейским здесь остается только климат с четырьмя (а не двумя, как в нашем регионе) временами года.

Лишь после американской трагедии 9/11 и последовавших за ней террористических атак в Лондоне, Мадриде и Стокгольме лидеры крупнейших стран Европы стали осознавать, что «спящие» террористические ячейки обосновались у них под окнами и готовы «проснуться» в любой момент.

Молельные дома или террористическое подполье?

Магнус Нурель, ведущий шведский специалист по вопросам разведки, дает израильтянину Иехезкели адрес мечети: на проповедях в стенах этого богоугодного заведения звучат открытые призывы к джихаду.
В сопровождении оператора Иехезкели отправляется по указанному адресу.

«Палестинских» журналистов впускают в мечеть без особых проблем: свои! На книжных полках просторного холла — брошюры, призывающие к войне с «неверными». Шведы не умеют читать по-арабски. С их точки зрения, мечеть — аналог церкви или синагоги, молельный дом. Но именно в этой «божьей обители» имамы изо дня в день индоктринируют будущих фанатиков-террористов, готовых принести себя в жертву во имя мирового господства ислама.

Подростки-мусульмане приглашают «палестинского» журналиста в гости. Скромная квартира. Мать юношей одета по-европейски, но языком страны, в которой живет уже много лет, она не владеет: ей легче говорить по-арабски.

«Кем ты мечтаешь стать, когда вырастешь?» — спрашивает Иехезкели сына женщины-иммигрантки.
«Моя мечта — джихад!» — чеканит юноша, и его лицо озаряет мечтательная улыбка.

«В свое время, приняв решение перебраться в Англию, многие мусульмане учили английский язык, — замечает автор фильма. — Однако дети и внуки первых иммигрантов сознательно избрали прямо противоположное направление: в тысячах вечерних частных школ и кружков они прилежно учат арабский язык и штудируют Коран. Четвертое поколение иммигрантов-мусульман сказало «нет!» западной цивилизации».

В британском городке Лутон израильтянину Иехезкели удается пройти в громадную мечеть, построенную в конце 80-х иммигрантами из Пакистана.
В монументальном здании Исламского центра в Лутоне Иехезкели интервьюирует молодого мусульманина, который с гордостью заявляет: «Ислам сегодня везде: мы 24 часа в сутки ведем активную деятельность во имя создания всемирного халифата — и мы победим».

В Брюсселе израильский журналист знакомится с членами радикальной исламистской группировки. Поначалу они предлагают своему «палестинскому» гостю присоединиться к намазу. К аллаху исламисты взывают с многоярусной автостоянки. Затем «палестинца» ведут к футуристическому сооружению «Атомиум» — брюссельскому аналогу Эйфелевой башни.

«Когда в этой стране вступят в силу законы шариата, бельгийцам придется изрядно потесниться, а затем и вовсе убраться отсюда», — обещает один из активистов исламистской организации «Шариат для Бельгии» (штаб-квартира европейского движения находится в Лондоне).

В ходе беседы с Абу Фаресом, членом организации «Шариат для Бельгии», Иехезкели вскользь упоминает Усаму бин Ладена.
«Кто я такой, чтобы посметь говорить о шейхе Усаме бин Ладене?! — восклицает Фарес. — Шейх бин Ладен — шахид, он святой!»

«Четвертое поколение иммигрантов-мусульман готовится к джихаду, — констатирует Иехезкели. — Именно это поколение и представляет собой часовую бомбу, заложенную в Европе».

Без британской чопорности и французской галантности

В Лондоне израильскому журналисту удается выйти на шейха Анджима Худари, главу местных исламистов, подозреваемого властями в подстрекательской деятельности. В интервью «палестинскому» журналисту Худари говорит то, чего никогда не сказал бы корреспондентам британских СМИ: «Для нас одиннадцатое сентября — основа основ. После одиннадцатого сентября мусульмане всего мира вернулись к своим корням и погрузились в изучение Корана».

Катастрофа надвигается и на Францию. Согласно официальной статистике, мусульмане составляют от 5 до 10% населения этой страны, но точное их число (попробуй сосчитать нелегалов!) не установлено.

Джамаль, тренер школьников из Марселя, с нескрываемой грустью замечает: после мегатеракта в США репутация европейских мусульман оказалась подмоченной. Их имидж серьезно пострадал. К ним стали относиться подозрительно, а они — в ответ на эту подозрительность — еще больше сплотились в своей ненависти к европейцам.
«Представители четвертого поколения, родившиеся и выросшие во Франции, категорически отказываются признавать себя французами, — объясняет один из соседей Джамаля. — Но возвращаться в Алжир или Марокко они не намерены. Напротив, их цель — заявить о себе как о будущих хозяевах Европы!»

Мохаммед Мрах из Тулузы, ликвидированный в марте этого года в ходе штурма его дома спецподразделением французской полиции, — первый террорист, родившийся во Франции. Прошедший обучение в лагере афганских талибов, Мрах застрелил в Тулузе раввина Йонатана Сандлера, двоих его сыновей (трех и шести лет) и 8-летнюю дочь директора школы «Оцар ха-Тора». В беседе с полицейскими Мрах выразил сожаление лишь о том, что ему не удалось уничтожить еще больше еврейских детей.
«Мы никогда не остановимся, — говорит в интервью Иехезкели один из членов ячейки бельгийских исламистов. — Нас не устрашит ни тюрьма, ни даже смерть: ведь мы погибнем шахидами!»

Когда у мусульманина, выкрикивающего на Трафальгарской площади или на Елисейских полях призывы к джихаду и созданию халифата, есть лицо и фамилия, когда он обращается к тебе с экрана телевизора, возникает эффект присутствия. В доверительных диалогах с «палестинским» журналистом европейские идеологи джихада утрачивают элементарную бдительность — на зрителя накатывает реальность!
«Даже свобода слова уже не является в Европе чем-то само собой разумеющимся, — подчеркивает Иехезкели. — Все основополагающие ценности западной демократии отвергаются и пересматриваются».

Ничего не видим, ничего не слышим…

Мэры многих европейских городов продолжают искать причины радикализации ислама в высоком уровне безработицы, особо остро ощущающейся в кварталах бедноты, и в сопутствующих безделью социальных проблемах. Религиозный фанатизм и антисемитизм занимают полицию в последнюю очередь. Преступления на националистической почве в двадцать первом веке? Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!

Факты тем временем свидетельствуют о совершенно иных процессах в джунглях мусульманских кварталов, не связанных ни с безработицей, ни с бедностью. После того как в Бельгии был принят закон, запрещающий женщинам-мусульманкам носить чадру, здесь вспыхнула настоящая интифада. Мусульмане шли на демонстрации с железными прутами, забрасывали полицейских камнями, жгли автомобили патрульных и рядовых граждан.

В кадре — крупным планом: «Нам не нужна ваша фальшивая демократия, — орут участники антиправительственной демонстрации. — Аллах акбар!»

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Апогей документального фильма «Аллах ислам» — интервью с Иланой Аднер, коренной израильтянкой, 36 лет прожившей в Швеции. Призвание Иланы, по ее собственным словам, – защита иммигрантов-мусульман и борьба за предоставление им гражданства. А также – борьба за мир между Израилем и палестинцами со всеми вытекающими (для Израиля) последствиями.

Много лет подряд Илана выбивает нелегалам в инстанциях вид на жительство. В доме пожилой «правозащитницы» Иехезкели не без удивления обнаруживает относительно молодого мужчину. Зовут его Башар, беженец из Ирака. «Йоредет» (так называют на иврите эмигрантов-израильтян) позволяет своему гостю не только присутствовать при съемке – он принимает участие и в беседе.

До недавнего времени Илана Аднер ходила на все антиизраильские (пропалестинские, как она выражается) демонстрации. Отправилась она на сборище мусульман и в дни антитеррористической операции «Литой свинец» («Я хотела выразить протест против бомбежек Газы, точнее – выступить в защиту мира», — объясняет она). Однако в тот злосчастный день местные евреи впервые решились провести альтернативную демонстрацию в поддержку Израиля. Шествия вылились в жуткое побоище. Мусульмане стали забрасывать евреев камнями, но местная полиция даже не попыталась призвать озверевших исламистов к порядку.

«Я никогда не ощущала в Швеции никакой опасности, — говорит Илана. – Но после той демонстрации много ночей подряд не могла заснуть. Впервые за 36 лет жизни в Европе я подумываю о возвращении в Израиль, хотя всегда считала Швецию своим домом».

На прощание защитница палестинцев признается, что в последнее время она чувствует себя в большей степени беженкой, нежели полноправной гражданкой.

- Зато Башар вашими стараниями получил шведское гражданство, — замечает Иехезкели. – Все течет, все меняется?
- Видимо… — соглашается еврейская «правозащитница».

Новый антисемитизм

Десятки эпизодов фильма «Аллах ислам» — документальные кадры, снятые во время антиизраильских демонстраций: толпы мусульман, объятые слепой первобытной ненавистью к евреям, Израилю, США, к приютившей и приветившей их Европе…

Ненависть в ответ на толерантность и публичные признания в любви.
Впрочем, проблема даже не в эмоциях, не в выкриках исламистов. Иехезкели приводит (и иллюстрирует документальными кадрами) факты.

В дни антитеррористической операции «Литой свинец» в здание лондонской синагоги бросили бутылку с «коктейлем Молотова», рассказывает активист местной еврейской общины.

В Антверпене молодой раввин признается: «Мы живем по соседству с неевреями и пытаемся как можно меньше светиться. Если прежде мы опасались антисемитских выпадов, то сейчас, когда речь заходит о нашем будущем, мы думаем о том, как выжить в окружении мусульман».

В Париже лидер еврейской общины Сами Гузман рассказывает: в 2000 году у входа в небольшую синагогу в предместье французской столицы бросили бутылку с зажигательной смесью. С тех пор здание синагоги тщательно охраняется — у входа установлена камера слежения.

Адвокат Шауль Бакуше подает в суд иски по поводу антисемитских акций во Франции.
«Выходить на улицу в кипе опасно», — признается он.

Амнон Цубара приехал из Израиля в шведский город Мальмe 27 лет назад. Подобно многим «йордим», открыл фалафельную. Однако несколько лет назад ему пришлось закрыть свой бизнес: мусульмане вытеснили со своей территории «вражеского» предпринимателя. Это неудивительно: в Мальмe они составляют пятую часть (!) населения города. Из-за нашествия мусульман евреи оказались в гетто: при входе в детские сады, школы и культурные центры установлены видеокамеры. На прогулки малышей водят примерно так же, как зэки гуляют по тюремному двору.

Яэль, дочь Амнона Цубары, признается в беседе с Иехезкели: «В школе я стараюсь не распространяться о том, что я еврейка. 60% моих соучеников – мусульмане. При таком раскладе лучше скрывать, кто ты и что ты».

Раввин Шнеyр Кессельман настолько запуган мусульманами, что опасается быть откровенным даже в беседе с журналистом-израильтянином: излишняя болтливость дорого ему обойдется.
- Направленные против евреев акции устраивают молодые люди, выходцы из ближневосточных стран, — так описывает молодой раввин местных антисемитов.
- Я вообще-то называю их мусульманами, — уточняет Иехезкели, впрочем, не вызвав у раввина никакой ответной реакции. Осторожность – залог выживания.
Кареглазый израильский востоковед уедет домой, на свой ближневосточный вулкан. А евреям Мальмe жить и жить в кольце — нет, не шведов, — в окружении мусульман!

В университетах Европы усиливается новая тенденция: жгучую ненависть к Израилю мусульмане искусно переносят на европейских евреев. Иехезкели снял такой эпизод: студенты инсценировали в университетском кампусе «зверства израильских оккупантов на КПП». Несколько самодеятельных актеров облачились в форму цвета хаки, девушка исполняет роль беременной палестинской женщины. «Солдаты израильской оккупационной армии» тычут ей в живот прикладом и наотрез отказываются пропустить роженицу через КПП, хотя ей срочно требуется медицинская помощь.

Подобный спектакль (а их студенты-мусульмане разыгрывают чуть ли не ежедневно) воздействует прямиком на подсознание зрителей: ради того, чтобы вызвать патологическую ненависть к евреям, даже напрягаться не нужно – достаточно подложить под кофточку надутый воздушный шар, выкрикнуть предусмотренную лукавым автором реплику и бессильно опуститься на колени под дулом игрушечного «Узи».

- Так выглядит «новый антисемитизм, — констатирует Иехезкели.

Израиль готовится к арабской агрессии, галут – к новой Катастрофе

Производное «арабской весны» в Европе – не только участившиеся теракты и резкое усиление антисемитизма (напуганные мусульманскими ордами европейцы с пеной у рта защищают «бесправных» иммигрантов), но и ощутимые перемены в жизни местных еврейских общин.

А что же сами евреи? Готовы ли они противостоять клевете, бурным потоком выплескивающейся из европейских академических, культурных и политических центров?

Профессор из Парижа Жак Броши был вынужден уволиться из ректората своего университета, чтобы не чувствовать себя соучастником антисемитских акций в кампусе.
- Я еврей и не могу допустить, чтобы мое доброе имя связывали с антисемитскими акциями, — объясняет он.

Еврейский студенческий центр, в который забрел Иехезкели, смахивает на квартиру советских отказников: двери плотно заперты. Даже говорят здесь тихо, приглушенными голосами.
- Я пришел к выводу: нужно получить качественное образование, стать хорошим специалистом и… бежать из Европы, — говорит один из еврейских студентов.
- Противостоять исламистской пропаганде невозможно, — вторит ему другой.

Галутные комплексы – крупным планом…

Как друзья палестинцев разоблачили журналиста-израильтянина

В Париже Иехезкели удалось проникнуть на закрытое для СМИ собрание пропалестинских активистов, готовивших очередную провокацию – коллективный полет в Израиль с последующей демонстрацией в аэропорту «Бен-Гурион».
Присутствовали на антисемитском сборище французы и так называемые «новые европейцы», среди которых выделялись две женщины (длинные до пола черные балахоны, лица скрыты под чадрой).

Иехезкели смиренно сидел в зале, но допустил роковую ошибку: прошептал несколько слов на иврите в пристегнутый к свитеру микрофон.
Услышав «вражескую речь», белокурая ведущая-француженка нахмурилась: «А вы кто такие? Кого вы здесь представляете?»
- Телевидение…
- Какое телевидение?! Чье?!
- Вообще-то – израильское.
- Немедленно покиньте помещение! — потребовала организаторша провокации безапелляционным тоном. Тем временем сидевший в зале пожилой француз в накинутой поверх пальто «арафатке» возмущенно закричал: «Я видел, как эти израильские агенты зашли в местную мечеть и как выходили оттуда».
Черные дамы в «бурке» демонстративно покинули зал. Казалось, еще немного – и разъяренные друзья ХАМАСа набросятся на нашего журналиста с кулаками…
Пришлось Иехезкели ретироваться.

Бей своих, чтоб чужие боялись

BDS – европейское объединение, призывающее к бойкоту продукции, произведенной в еврейских поселениях Иудеи и Самарии (а в действительности – к бойкоту израильских экспортных товаров и Израиля в целом).
Иехезкели пристраивается к мужчине, раздающему на улице листовки с призывом бойкотировать Израиль. Завязывается беседа.

- Вы слышали, что в Сирии убиты 15.000 граждан. Известно ли вам, сколько палестинцев были убиты в последние месяцы в Израиле?

Неловкая пауза.

- Ну, сколько? – настаивает Иехезкели. – Десятки, сотни, тысячи?
- Понятия не имею, — признается защитник «жертв сионистской оккупации».

Вместо эпилога

Матиас Карлстон, активист шведской партии SD, не имеет к еврейству никакого отношения. Его партия считается крайне правой. Она поддерживает Израиль, однако шведские евреи боятся за нее голосовать: это неполиткорректно!
Аналогичным образом не решаются голосовать за крайне правых и в Антверпене, хотя именно они парадоксальным образом защищают Израиль и евреев.
Тем временем европейские левые слились в страстном союзе с мусульманским электоратом: ведь только он способен удержать их у власти!
Источник
Источник


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Европа
СообщениеДобавлено: 25 окт 2012, 09:22 
Не в сети
Собеседник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03 сен 2012, 01:33
Сообщений: 83
Откуда: Петах-Тиква
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Только что ознакомился со всеми 4 сериями этого фильма. Удивительно. Считаю, что это кино должен посмотреть каждый. Особенно - четвертую серию про жизнь еврейских общин в Европе.

_________________
Большая часть населения Израиля не согласна с принципом "два государства для двух народов", но их интересы не предствляет ни одна крупная политическая партия.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Европа
СообщениеДобавлено: 25 окт 2012, 17:00 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июн 2012, 17:24
Сообщений: 596
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Beni Kogan писал(а):
Особенно - четвертую серию про жизнь еврейских общин в Европе.
Дык... нечего еврейским общинам делать в Европе. Пусть пропадает одна, без ансамбля...

_________________
Что ТЫ можешь сделать прямо сегодня?
Для начала - осознавать происходящее.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Европа
СообщениеДобавлено: 01 авг 2016, 16:17 
Не в сети
Собеседник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июн 2012, 18:03
Сообщений: 573
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Что происходит в Европе?

Изображение
Профессор Бассам Тиби - социолог, много лет он работал в Университете Гёттингена.
Тиби приехал в Германию из Дамаска в возрасте 18 лет. Сейчас ему 72 года.
Его анализ происходящего в Европе опубликовала германская газета Die Welt.

Существует ли связь между новогодними атаками в Кельне и ситуацией в Сирии?

– Да, такая связь существует, и общим знаменателем является насилие в отношении женщин.

На Востоке женщина не субъект, но объект мужской чести. Осквернение женщины рассматривается не просто в качестве насилия против самой женщины, но скорее как акт унижения мужчины, которому она принадлежит.

В этой варварской войне в Сирии, которую совершенно неправильно называют “гражданской войной” (в Сирии нет граждан, и воюют между собой этно-религиозные коллективы), алавитские солдаты насилуют женщин суннитской оппозиции – в качестве средства ведения войны. Этим алавиты лишают чести мужчин сирийской оппозиции. Суннитские “мятежники” делают то же самое с алавитскими женщинами. Это война всех против всех, и женщины в ней – не более чем заложницы. Арабский мужчина идет на сексуальное отношение не только из-за “сексуальной привлекательности европейских женщин”, но из-за того, что хочет замарать честь европейского мужчины. И это именно то, что случилось в Кельне.

Среди беженцев – множество военных преступников, и даже исламистов. В дополнение к этому, большинство – молодые мужчины в возрасте 14-20 лет, которые несут вместе с собой культуру насилия против женщин с Ближнего Востока в Германию. Новый Год в Кельне – лишь доказательство этому, а не изолированный случай, как нас пытаются одурачить политики, желающие принизить значение этого события.

Насколько реальны надежды на адаптацию беженцев в Германии?

Если Германия приняла более миллиона человек из исламского мира, и их ожидания не воплотились в жизнь, то стоит приготовиться. Эти молодые люди приехали сюда в полной уверенности, что у каждого европейца есть квартира класса люкс, автомобиль и “привлекательная блондинка”. Они предполагали, что и они получат все это и начнут жить припеваючи.

Вместо этого они попали во временные центры и лагеря на стадионах и спортивных центрах, и они чувствуют себя обманутыми, они чувствуют себя жертвами дискриминации. И эти разочарованные отомстили – не германским мужчинам, но их женам в Кельне и Гамбурге.

Немцы проявили не просто фальшивую толерантность, но и невежество в отношении других культур.

А если прекратится конфликт в Сирии?

Конфликт в Сирии – между алавитами и суннитами превратился в кровопролитную войну, которая будет с нами еще долгие годы. С обеих сторон погибли сотни тысяч людей, счет жертв перевалил за полмиллиона. Такие конфликты очень трудно разрешить или закончить. Вспомните хотя бы гражданскую войну в Ливане, длившуюся 15 лет, с 1975 по 1990 годы.

В Сирии у конфликта – длинная история. Сирийская столица, Дамаск – древнейший город в мире. В 661-750 он был столицей Халифата Омейядов, и первой столицей исламской империи, простиравшейся от Испании до западного Китая.

В конце 19-го века здесь была усвоена европейская идея единой нации, в которой мусульмане и христиане будут равны перед законом (в отличие от халифата, где граждане были гражданами второго сорта) Так появился светский пан-арабизм. После распада османской империи мандат на управление Сирией был передан Франции, и затем, в 1945 году появилась независимая, светская республика.

В этой светской Сирии я родился в 1944 году – отпрыск аристократического клана Бану а-Тиби. Наши ценности были просты: религия принадлежит Аллаху, но отечество – всем. Так считало суннитское большинство, около 70% населения Сирии, и жило в атмосфере взаимного уважения с религиозными и этническими меньшинствами.

Дамаск был мирным городом с христианским и курдским кварталами. Все изменилось в 1970 году, когда алавитский шиитский генерал Хафез аль-Асад захватил власть. В последующие годы все ведущие позиции в армии силах безопасности заняли алавиты.

В 2011, вдохновленные Арабской Весной, сунниты начали мятеж против алавитского правления. С тех пор идет нынешняя война. Кровопролитная война, наполненная ненавистью и взаимной местью алавитов и суннитов. У алавитов и суннитов нет общего будущего.

Может ли международное сообщество содействовать разрешению конфликта?

Этот конфликт не в состоянии контролировать ни региональные, ни международные силы. Важно осознать, что Путин ввязался в сирийский конфликт не из-за симпатий к Асаду, но в попытке заставить Запад относиться к России как к равноправному игроку. На мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2016 года стало ясно, что Путин этой своей цели добился.

Сирийский конфликт – еще один пример краха современного государства на Ближнем Востоке. То же самое мы видим в Ираке, Ливии и Йемене. И последствия этого – гигантские демографические лавины, которые обрушатся на Европу в ближайшие годы.

Германия, благодаря приглашению канцлера Ангелы Меркель – главное направление для этих беженцев. Но не другие европейские государства. Детская ссора между германскими партиями о том, каков должен быть “потолок” для приема беженцев, демонстрирует масштаб непонимания проблемы.

Канцлер Ангела Меркель в начале 2015, после убийств в Париже, приняла участие в демонстрации, где она шла плечом к плечу с исламскими лидерами, воюющими против “евро-ислама” – и она даже не понимала, что она делает. Позиция лидеров другимх стран – на том же уровне.

Пока германские политики и доброхоты говорят о “германском пути к абсолюту”, толерантности и невзгодах беженцев, многие исламисты с отвращением смеются и называют подобные дебаты “византийским лепетом”. Происхождение этого термина на многое открывает глаза: Когда в 1453 году султан Мехмет II осадил имперскую столицу Константинополь, византийцы и монахи христианских орденов, несмотря на всю серьезность ситуации, были погружены в яростные дебаты о религиозных и магических формулах. Город был завоеван и превращен в исламский Стамбул. Историки ислама с тех пор именует этот период “византийским лепетом”.

Как сириец из Дамаска, я живу в Германии с 1962 года. Я знаю, что мужчины с патриархальным складом ума, выходцы из женоненавистнической культуры не могут интегрироваться. Европейский, цивилизованный ислам, тот ислам, который отвергают исламские функционеры, мог бы быть альтернативой. Но, в настоящий момент у него нет никаких шансов. Мой учитель, Макс Хоркхаймер говорил: “Европа – это остров свободы в океане тирании”. Этот остров сегодня под угрозой.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Европа
СообщениеДобавлено: 26 апр 2017, 21:10 
Не в сети
Собеседник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июн 2012, 18:03
Сообщений: 573
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
«И вдруг… бум!»
Про Францию, ее выборы и шок прошлого

Надвигаются новые потрясения. Почему французские СМИ скрывают тяжелые уличные беспорядки, что там за проблема у Марин Ле Пен с французскими паспортами и каким станет лицо этой растерянной страны в ближайшие месяцы, после судьбоносных президентских выборов?

Американский еврей, писатель и философ, один из авторов концепции постиндустриального общества Элвин Тоффлер (1928-2016) ввел в обиход термин "шок будущего" (футуршок), определив его так: "слишком много изменений за слишком короткое время". В своей книге "Шок будущего" (1970), Тоффлер писал, что человечество прошло через три исторических этапа. Первый - от варварства к цивилизации, второй - промышленная революция и, наконец, третий - информационная революция, компьютеризация и развитие робототехники.

Ни Тоффлер, ни кто-либо другой не ожидал, что случится еще и четвертый этап, точнее сказать, третий как будто сомкнется опять с первым. То есть прошлое вернется и, по сути, станет будущим, исторический процесс не линеен, но цикличен. И лишь тот, кто понимает эту цикличность, сумеет избежать изумленного потрясения.

Короче говоря, это совсем не шок будущего, а скорее - шок прошлого.

1. Шок перед Марин Ле Пен

В точности как американский истеблишмент, не ожидавший, что Дональд Трамп станет президентом, никто во французском истеблишменте до самых последних недель не предполагал, что 48-летняя Марин Ле Пен может оказаться первой женщиной-президентом Франции. Ее ведь считали нацисткой и фашисткой, а это, в соответствии с концепцией Тоффлера означало, что время ее, как и других подобных персонажей, давно миновало и уже не вернется снова. Но вот, согласно опросам, она поднимается все выше и выше, приводя в ужас могучие бастионы французского истеблишмента, политически, культурно, экономически и социально ставшие после окончания Второй мировой войны плотью от плоти французских левых. Это именно они взрастили французскую "политкорректность", ее железобетонное "единомыслие".

И вдруг в первом туре выборов Марин Ле Пен выходит на второе место (21,53 процента), всего лишь чуть-чуть отстав от своего основного соперника 39-летнего Эммануэля Макрона (23,75 процента голосов).

На прошлых выборах в 2012 году Ле Пен получила только 17,9% голосов в первом туре и во второй не прошла. Теперь во втором туре картина может оказаться иной. Скорее всего, все конкуренты Ле Пен поддержат Макрона, и она, по опросам, добьется во втором туре лишь 42%. Но то, что лишает сна ее соперников - это нынешняя тенденция, в которой Ле Пен во втором туре усиливается, а они становятся слабее.

Теоретически, согласно прогрессистскому мировоззрению, французская политика должна была с энтузиазмом принять Ле Пен, поскольку она первая женщина, способная достичь такой высоты. Вот только политика, как раз наоборот, пребывает в глубоком трауре и шоке. Множатся оценки, согласно которым второй тур станет настоящей драмой – Ле Пен способна получить голоса правых, а левые избиратели не смогут заставить себя проголосовать за Макрона, ведь он придерживается консервативных взглядов на экономику, намереваясь инициировать значительные экономические реформы.

При любом раскладе ее уже отнюдь не воспринимают как курьез. И впервые все основные французские СМИ, раньше попросту игнорировавшие ее, теперь берут у Ле Пен интервью. Для нее это уже колоссальный прорыв, равно как и для ее партии «Национальный фронт». В прошлом всеми пренебрегаемая, а теперь обхаживаемая со всех сторон.

Почему же французская пресса старается как можно меньше акцентировать на этом животрепещущем развитии событий внимание общества? Потому, что с ужасом осознает - любое упоминание о Марин Ле Пен теперь приносит ей голоса.

2. Шок заложников

Логично предположить, что нарастающая поддержка Марин Ле Пен напрямую связана с волной беспорядков и бесчинств, поджогов и мародерства, изматывающих французские города, прежде всего Париж, на протяжении многих недель. Речь идет об опасном коктейле из мусульманской молодежи и их сторонников из левых кругов, выплескивающих свою ярость на полицию – символ государственного суверенитета.

Франция уже знавала в прошлом волны гражданского насилия, в том числе, конечно – майские события 1968 года. Но то, что происходит сейчас, - это совсем иное. На полицию выплескивается ярость тех, кто не хочет интегрироваться, кто желает сепаратизма и прав без обязанностей. Эти пылающие улицы ненависти не являются частью республики и не стремятся быть ею. Они не хотят вливаться в республику, они хотят ею править. Второе поколение мусульманских иммигрантов сжигает изнутри лютая ненависть. И утверждая, что их не приняли, они жаждут страшной мести.

Франция пробуждается к осознанию того, что она по сути – заложница. В любой момент, когда того пожелают миллионы мусульман и их левых сторонников, страна будет пылать. И поделать с этим практически ничего нельзя. Полицейские получили указание не трогать участников беспорядков. Поскольку любое насилие со стороны властей разжигает улицу еще сильнее. Полицейским также приказано не задерживать слишком много хулиганов. Ведь из прошлого опыта известно, что тогда полицейские участки оказываются в блокаде, окруженные бесчинствующей толпой, пока задержанных не отпустят на свободу.


Нынешняя волна беспорядков, длящихся неделями, лишь еще одно звено в цепи волнений, продолжающихся последние три года и инициированных мусульманами и их сторонниками слева. Это непрерывная и нарастающая смута.

В результате полиция превратилась в безответную боксерскую грушу. Многие из-за этого покидают службу. Франция обнаружила себя сидящей на жерле вулкана, и невозможно знать заранее, когда и с какой силой потоки раскаленной лавы выплеснутся, заливая все на своем пути. Полиция уже давно не заходит на окраины городов. И разведки у нее там нет. Везде полно оружия, и администрация бессильна совладать с этим.

Любой исход выборов разожжет пожар на улицах с еще большей силой. Если президентом станет Ле Пен, недалеко и до активной фазы гражданской войны. Макрон – новобранец в большой политике, вряд ли сумеет удержать в своих неопытных руках раскаленную от ненависти Францию.

Одним словом, выбранные политики станут заложниками бунтующих улиц, а те, в свою очередь, заложниками политиков. И это – неумолимый курс на катастрофу.

3. Шок Евросоюза

Выход Британии стал для европейцев шоком, от которого они не оправились и по сей день. Уход Франции станет окончательным крахом «мечты европейского единства». И возможность этого сценария приводит сейчас элиты в панику. Макрон и Фийон хотят, разумеется, остаться, а Ле Пен - выйти из ЕС. Отсюда и еще одна причина для истеблишмента идти на все, чтобы не дать ей победить. К слову, кандидат от крайне левых Меланшон тоже хочет выхода Франции из Евросоюза. Но даже если Ле Пен проиграет, желание освободиться от удушающих оков Евросоюза среди народов Европы продолжает нарастать, грядут национальные референдумы о выходе.

Евросоюз хотел сформировать реальность, но реальность сама стала формировать Евросоюз. Он намеревался создать будущее, но в конце концов создал лишь прошлое. Он предполагал зародить надежду, но породил лишь шок будущего.

Франция инициировала революцию прав человека и определила лицо современной Европы. Может ли статься, что теперь она поведет континент в обратную сторону? Будущее станет прошлым? Эти блуждания во времени порождают ужас, но одновременно и надежду. Это ведь смотря кого спрашивать. И в этом как раз большая проблема.

4. Шок французского гражданства

У многих израильтян есть французское гражданство. До сих пор оно казалось надежным и незыблемым. И даже через несколько поколений его можно было восстановить. Казалось, что оно, подобно кровной связи, переходит от родителей к детям. Даже освободиться от него было совсем не просто - требовался реальный юридический процесс. Многие израильтяне получили его на основании свидетельств о рождении XIX века. И до сих пор никакого напряжения между израильским и французским гражданством не существовало. Они прекрасно уживались друг с другом.

Но вот пришла Марин Ле Пен и объяснила, что француз не может иметь дополнительное гражданство тех стран, что не входят в Евросоюз. И отвечая на вопрос ливанской журналистки, конкретно указала, что коснется это и обладателей израильского гражданства. Правда, позднее, в другом интервью, она сдала назад, сказав, что это будет зависеть от принятых между странами соглашений.

Чего она хочет достичь? Намекнуть миллионам североафриканских мусульман, что можно будет лишить их французского гражданства? Но они-то, разумеется, стремительно избавятся как раз от своего оригинального гражданства, так что лишить их французского уже станет невозможно. И они останутся. А вот евреи, скорее предпочтут израильское гражданство и в итоге покинут Францию.

Короче говоря, мусульман она так не выгонит, а вот евреев – да. Этим своим выступлением она вновь выставила их как чужаков, как тех, у кого можно отобрать гражданство, тех, кто «не из наших». От этих слов вновь повеяли душком тридцатых прошлого столетия… Понятно, что речь шла о всех тех, у кого есть еще один паспорт, включая американский или канадский, но указали опять именно на евреев. Снова они стали легитимными лишь наполовину…

Так или иначе, но быть евреем во Франции действительно означает теперь быть условным гражданином, без ясного будущего, подвергающимся угрозам, если еще не со стороны государства, то уж точно со стороны улицы. Раньше на этот случай была Канада. Вот только многие понимают, что процессы, пожирающие Европу, теперь, когда наивный Джастин Трюдо запускает в Канаду множество мусульман, случатся рано или поздно и там. Так что остается один только Израиль.

Будет ли легко отменить французское гражданство для обладателей нескольких паспортов? Отнюдь. Такой шаг не только не получит большинства в парламенте, но и будет отклонен конституционным судом. Но останется ли Франция демократической страной? Шок ведь в том, что казавшееся раньше совершенно невозможным стало вполне реальным. Французские евреи не зря паникуют. Их мир рушится у них на глазах. Они успокаивают себя тем, что самого страшного не произойдет. Точно как в тридцатых…

Но, может быть, им стоило бы поспешить и оставить Францию, пока это еще сравнительно легко сделать?

5. Шок самооценки

Кто сравнится с французами в ощущении самих себя как всемирного исторического чуда? На всех они смотрят свысока. Правда, маленькая трещинка в этой броне возникла еще тогда, когда десятки тысяч французских евреев стали уезжать в Израиль.

Французский истеблишмент всегда рассматривал нас как безнадежно потерянную страну. Как же так получается, что евреи предпочитают ее благословенной Франции? Это сводит их с ума. А тут еще пришел Дональд Трамп и раз за разом стал называть Францию «одним большим балаганом» со всеми ее мусульманами, террором и насилием на улицах. Французы оскорблены и растеряны. Их самооценка трещит по швам.

Помните, как французские левые насмехались над каналом «Фокс ньюс», сделавшим два года назад репортаж об угрозе террора в городах Франции? И тут действительно начались большие теракты, и многие французы вдруг осознали, что их самооценка требует пересмотра. Они – всего лишь страна среднего размера, со средней экономикой, средним ВВП, пылающими улицами, стоящая на пороге гражданской войны.

Для многих это окончательно прояснилось лишь в последние недели, когда они стали свидетелями бесчинства и беспорядков, царящих в городах страны, на фоне бессилия правительства. Марин Ле Пен бесстрашно машет лозунгом «гражданской войны», представляя себя в качестве того, кто способен эту напасть предотвратить. Но так ли это? Не станет ли Ле Пен, наоборот, катализатором гражданской войны?

В начале февраля Трамп беседовал по телефону с чванливым французским президентом Франсуа Олландом, завершающим свою карьеру. «Он говорил со мной, как будто выступал на митинге», - пожаловался позднее Олланд, намекая, что так не разговаривают с вельможным президентом Франции. Вот же павлин…

До того как Трамп был избран, Франсуа Олланд отзывался о нем с типичной французской надменностью: «Его преувеличения вызывают приступы тошноты», говорил, что Трамп «представляет опасность для демократии». После избрания Трампа французский посол в Вашингтоне Жерар Эро у себя в Твиттере написал: «Мир рушится на наших глазах», но затем стер это. Не в первый раз такое случилось с этим высокомерным человеком.

У французов завышенная самооценка, а у нас, евреев – заниженная. Частичка французской национальной гордости нам бы совсем не помешала. Мы бы тогда, может, и освободились бы от своих комплексов – постоянного желания выяснить, что же о нас думают другие. Они не сомневаются в себе даже когда это нужно, мы же – постоянно, и тогда, когда это совершенно излишне. У нынешних французских комплексов есть веские причины. А вот у наших – таких причин нет.

6. Демографический шок

До последнего времени во Франции было запрещено проводить демографические опросы. Поэтому истеблишмент мог делать вид, будто все в порядке. Ведь если нет данных - нет и проблемы. Но с 2015 года в абсолютном запрете появились послабления. И тогда драматическая статистика стала достоянием гласности: в средних школах около четверти учеников – мусульмане. Некоторые из них проголосуют уже на этих выборах. В один момент французский истеблишмент получил отрицаемую им демографию как кремовый торт прямо в лицо. Траур обрушился на французское общество. Теперь оно все осознало, да только слишком поздно. Добавим к этому еще связанную со старением колоссальную смертность коренных французов при относительно низкой смертности молодого мусульманского населения.

Около десяти лет назад на студенческом семинаре выступал тот самый Жерар Эро, он в тот момент был послом в Израиле. Настало время вопросов. Раз за разом студенты задавали ему вопрос о том, что же Франция собирается делать с мусульманами и демографией - совершенно легитимный вопрос в Израиле, но абсолютно неприемлемый во Франции, даже сегодня. Это ведь неполиткорректно. Снова и снова он отвечал одной и той же фразой: "Но сейчас проблемы нет". "Но в будущем-то она случится", - прижимали его студенты. "Возможно, - отвечал он им. - Но сейчас проблемы нет". Вот такая страусиная стратегия.

Изображение

В чем причина растущей популярности Марин Ле Пен? Страх. На фоне ускоряющихся потрясений в стране она обещает прежний домашний уют знакомого и родного французского мира, которого по сути уже нет. Она как будто бы сулит украдкой пробраться к той самой французской жизни: франку, границам, традициям, Фернанделю, Бурвилю, Луи де Фюнесу, Шарлю Трене и Эдит Пиаф, простоте и уверенности в себе. Она проводник в будущее, которое, по сути, является прошлым. И это в глазах истеблишмента еще одна причина для страха перед обманчивым временем.

Понятно, что это не более чем обман. Прошлое уже не возродить. Точно как у Горация в его послании "О поэтическом искусстве", где он называет стариков, живущих своим прошлым и надеющихся, что оно вернется – "певцами прошлых дней" (laudator temporis acti). Но может, прошлое все же способно вернуться? Вот он, шок прошлого. В наше время страхов и опасений люди готовы ухватиться за что угодно, даже за иллюзию.

7. Географический шок

В былые времена Франция властвовала над Северной Африкой. Теперь Северная Африка царит во Франции. Раньше метрополия управляла колониями, сегодня колонии владычествуют над метрополией. Прежде Средиземное море было препятствием, сейчас стало мостом.

Помните, Алжир был Францией во всех отношениях? Во французских школьных классах над доской висел лозунг: "как Сена рассекает Париж, Средиземное море разделяет Францию". Но вот поползли на север миллионы за миллионами. И миграция эта не кончается: воссоединение семей, прибытие толп со стороны Италии и Ливии.

После того, как французская армия убила в Алжире, в ходе войны за независимость, около 700 тысяч человек, эта тема по-прежнему остается предметом споров. Кандидат Макрон недавно заявил, что французский колониализм в Алжире был "преступлением против человечества", чем вызвал волну возмущения. Как это так, мы – "преступление против человечества"? Разве этот термин во французском дискурсе не отведен исключительно для Израиля? Так у французских алжирцев есть право на месть?

Но географию не изменить. И пока Сена рассекает Париж напополам, Средиземное море разделило на две части… Алжир. И по мере того, как движешься по Франции на юг, замечаешь, что количество мусульман становится все большим и большим, достигая пика в Марселе, втором по величине городе страны с 40% мусульман. И проценты эти постоянно растут.

Колонии прошли долгий путь от бесправия к угрозе существования всего Евросоюза, стали его черной дырой, из которой теперь нет возврата.


В этом коротком ролике легендарный Фернандель (1903-1971), символ прежней Франции, сыграл роль Али-Бабы, этакого экзотического персонажа, далекого и выдуманного. Теперь вся Франция стала одним большим Али-Бабой, вместе с сорока разбойниками, разумеется.

8. Левый шок

В ответ на рост, к слову, не только во Франции, но вообще во многих европейских странах, популярности правых, французский левый лагерь становится злобным и совершенно безумным, превращая ислам в свой самый возвышенный социальный показатель. То же происходит у британских лейбористов с их Джереми Корбиным, да и у израильских левых, и у демократов США, где Кит Эллисон-Мухаммед едва не стал главой национального комитета Демпартии. Во Франции этот тренд представлен коммунистическим популистским кандидатом - 66-летним Жан-Люком Меланшоном.

Именно левый лагерь выплеснул летом на парижские улицы мощную волну жестокого насилия, протестуя против намерений внести изменения в рабочее законодательство. Кандидат в президенты от социалистов Бенуа Хамон известен как большой поклонник выдуманного "палестинского народа", включая и его исламские круги.

Социалистическая платформа Хамона столь безумна, что многие и относятся к нему соответственно. Поэтому поддержка его невелика – около 15%. Он, например, предлагает выплачивать по 800 долларов в качестве пособия каждому французскому гражданину, без привязки к тому, работает тот или нет. Есть у него и другие столь же невероятные предложения, на финансирование которых средств, разумеется, у государства нет и не будет. Ясно, что для колоссальных иммигрантских общин Хамон очень удобен. Он ведь обещает раздать им деньги совершенно задаром! Таков нынче левый лагерь, полностью утративший свой путь, свои ценности и... своих традиционных избирателей. Он изобрел Евросоюз, но именно Евросоюз его и похоронил. Как говорится: и восстал голем на своего хозяина…

9. Шок дезинтеграции

Радикализуется левый лагерь, радикализуется правый лагерь, а посередке восемь миллионов мусульман – куда вся эта гремучая смесь подастся? В нынешней Франции все чаще начинают говорить об опции "гражданской войны", поскольку никаких других решений, способных удержать все эти темные силы вместе, и на горизонте не увидать.

Это тяжелое ощущение того, что все, что было привычным и знакомым, рушится и разваливается: партии, элиты, улица, рабочие места, экономика, европейское пространство, личное пространство. Вокруг все больше иммигрантских лиц, все больше страхов. Это уже совсем другая страна. И в самом ближайшем времени в результате выборов весь этот смерч раскрутится с новой силой.

Схожий процесс, хотя и слабее, происходит в Израиле тоже. Но из-за постоянных угроз безопасности общество больше сплочено и демографически куда жизнеспособнее. Иначе мы давно уже были бы в положении Франции, если еще не в худшем. К своему несчастью, французы лишены той общей для всех угрозы, способной сплотить вместе, которой приходится противостоять нам.

И вот мы пришли к нынешней волне нескончаемого насилия. В каждой такой волне уровень зла – насилия и ненависти только нарастает. Это уже напоминает настоящее народное восстание. Лидеры серы и безлики, а улицы клокочут от ненависти.

10. Шок утраты иллюзий

Положение Франции напоминает ситуацию с нерадивым учеником, что отодвигал выполнение домашних заданий и подготовку к экзамену до самого последнего момента, чтобы затем впасть в ужас и панику. На этом этапе у него уже нет ни малейших шансов прийти на экзамен подготовленным. Так и Франция - отрицала, отвергала, абстрагировалась. И вот наступил день главного экзамена. Кто-нибудь еще помнит о той нелепой "мирной конференции", которую Франция заваривала на пару с Керри, чтобы перевести внимание на нас, чтобы выставить нас в роли проблемы, а себя – решением? И этая страна, по уши погрязшая в собственных экзистенциальных проблемах, еще смеет влезать в чужие дела?

Кто бы ни победил на этих судьбоносных французских выборах, страна идет под откос, в сторону новых потрясений, уличных столкновений и дезинтеграции. Она тянет за собой всю Европу, соскальзывающую за ней вниз, в этаком взаимном ужасающем и смертельном штопоре.

И даже иллюзий, которыми можно было бы себя тешить, у них уже не осталось. Ромен Гари, он же Эмиль Ажар, он же Роман Лейбович Кацев, французский писатель еврейского происхождения, предвидел это еще давно. Умирающая Роза, пережившая Катастрофу еврейка из романа "Вся жизнь впереди" (La vie devant soi, перевод с французского В. Орлова) - это и есть нынешняя Франция:

Цитата:
Так вот, мы долго старались испугать мадам Розу, чтобы кровь у нее пошла в обращение. Мосье Валумба ужасен, когда глотает огонь и тот языками вырывается из его нутра и достает до потолка, но мадам Роза находилась в одной из своих отключек, которые еще называют летаргией... Мосье Валумба битых полчаса изрыгал перед ней пламя, но взгляд у нее оставался неподвижным и пустым, словно она уже превратилась в статую. Статую ничто не может тронуть... Мосье Валумба с родичами поднялся к нам в один из вечеров, когда мадам Роза была в очередной отключке и с тупым видом сидела в кресле. Они все были полуголые и выкрашенные в разные цвета, а лица размалеваны как не поймешь что, чтобы устрашить демонов, которых африканские рабочие привозят с собой во Францию. Двое из них уселись на пол с барабанами в руках, а трое остальных пустились вокруг мадам Розы в пляс... Но все оказалось попусту...
Источник


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Европа
СообщениеДобавлено: 14 окт 2017, 16:58 
Не в сети
Собеседник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 18 июн 2012, 18:03
Сообщений: 573
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Хоронить заказывали?

Изображение
Михаил Веллер

Михаил Иосифович Веллер - русский писатель, публицист, философ.
Член Российского ПЕН-Центра, International Big History Association, Российского философского общества.
Родился 20 мая 1948 в еврейской семье, в г. Каменец-Подольский, Хмельницкая область.
Окончил филологический факультет Ленинградского университета.
Публиковаться начал в 1978 году.
Получил рекомендации для вступления в Союз писателей СССР от Бориса Стругацкого и Булата Окуджавы.
С 1979 по 2000 жил в Эстонии. Награжден эстонским орденом «Белой звезды».
С сентября 1996 года по февраль 1997 года полгода провел с семьей в Израиле. Читал лекции по современной русской прозе в Иерусалимском университете.
В разные годы читал лекции по философии с изложением своих философских взглядов на факультете социологии МГУ, кафедре философии МГИМО, факультете журналистики Иерусалимского университета.
С 2006 по 2014 год вёл еженедельную передачу на Радио России «Поговорим с Михаилом Веллером».
C 18 октября 2015 года по 27 апреля 2017 вёл авторскую передачу «Подумать только» на радио «Эхо Москвы».
В настоящее время живёт в Москве.

Ну что, еще не верится, что это конец?

1. Болезненное неравнодушие русских к мигрантскому нашествию в Европу есть наглядное свидетельство нашей европейской самоидентификации. Мы можем клясть Европу, поправлять и презирать – можем завидовать и страдать, не умея вписаться в ее процветание. Но она прочно существует в нашем подсознании как благополучный альтернативный мир – дающий веру и надежду, что лучшая жизнь реальна, есть к чему тянуться; теоретически есть куда сбежать на хорошую жизнь. Это мир белых христиан, у нас с ним одно представление о жизни и человеческих отношениях.

У нас одна литература, одна живопись и музыка, одна философия и наука, один технический прогресс, моды, каноны красоты и представления о добре и зле. И даже буквы, и даже обряды свадеб и похорон. Один Бог.

Мы – единое культурно-идеологическое пространство. А противоречия – так европейские страны гораздо больше воевали между собой, нежели Россия с любыми из них.

Поэтому речь сегодня идет о нашествии на НАШ мир.

2. Оптимисты полагают, что старушка-Европа прокашляется и переварит, видала и не такое: в конце концов, беженцев не так много на 500-то миллионов процветающего европейского населения. И – да: прокормить сегодняшнее количество – не проблема.

Это – взгляд честного или злонамеренного идиота.

Огромность и нерешаемая сложность проблемы мигрантов – отнюдь не в сегодняшней толпе.
Мигранты – это АРМИЯ ВТОРЖЕНИЯ. Ее авангард.

Они едут сюда не перевариваться – отнюдь! – они едут сюда переваривать Европу. Желудочный сок уже впрыснут в обреченное тело.

Последний этап заката Европы наступает вот сейчас – на наших глазах. А социальные процессы развиваются по экспоненте. Пик процветания цивилизации сменяется крахом с удивительной скоростью – историки знают.

Причина не в мигрантах. А в сгнившем мозге Европы.

3. Чтобы понять происходящее – необходимо взглянуть на ближайшие истоки. А это – культурная революция битничества, 50-е годы США. Кучка гомосексуалистов и наркоманов с асоциальными взглядами и творческими наклонностями сформулировали этику и эстетику контркультуры. Три культовые фигуры – Алек Гинзберг, Уильям Берроуз, Джек Керуак. Грязный секс, грязный мат, грязные фантазии, грязные лузеры-бездельники, и «будь проклято это общество, в котором я несчастен».

(В этом обществе – все возможности процветания: но эти люди с больной психикой, с вывихнутыми мозгами, видят единственный способ утвердить себя, молодых и пришедших: нагадить всем на головы и обвинить в душевной неполноценности.)

Но! Жизнь – движение, это изменения! А традиционные эстетика и идеология культуры были в кризисе, уперлись в исчерпанность, величие и совершенство были уже достигнуты в прошлом – а дальше-то что? А ведь искусство – это сотворение нового! И каждое юное поколение требует – нового!

«Мы изменим ваше общество – мы разрушим его.»

4. Великая революция хиппи 1968 года в США и Франции канонизировала контркультуру. «Хрен ли только искусство!.. Долой культуру буржуазную!» То-есть: долой карьеру и вообще честную работу, долой патриотизм (война во Вьетнаме надоела), долой лицемерную семью с ее верностью и изменами, долой богачей-кровососов и социальное неравенство. И главное – долой любые запреты делать все, что человеку хочется и доставляет удовольствие. Будет братство и счастье.

Курить траву, трахаться и играть на саксофоне. Ничего не делать: буддизм!

Плесень пресыщенной цивилизации пошла в рост.

5. В 1962 году чернокожий Джеймс Мередит был зачислен в Миссисипский университет при личном участии президента Кеннеди. Несколько тысяч солдат и национальных гвардейцев охраняли маршрут его первого прихода на занятия; в возникших беспорядках двое было убито и четыре сотни ранено. В 1965 возникли «Черные пантеры» с их радикальным черно-расистским крылом. В 1967 был застрелен Мартин Лютер Кинг.

И лишь в 70-е годы ХХ века права белых и черных американцев были реально уравнены. Борцы за справедливость победили.
Но если процесс пошел – его уже не остановить. Давай дальше!

6. Здесь не место давать характеристику Франкфуртской философской школе и излагать суть взглядов Хоркхаймера, Адорно и других ее столпов. Пытаюсь суммировать общий итог: за десятилетия неустанной деятельности видных мыслителей – университетская профессура и молодежь Запада прониклась левыми социалистическими взглядами «неореволюционизма».

Разрушение буржуазного государства с его институтами и моралью – философски обосновывалось и морально приветствовалось! А поскольку в обществе потребления не стало пролетариата с его прогрессивной сущностью – движущей силой революции является продвинутая молодежь и маргиналы.

«Мы прекратим буржуйскую эксплуатацию человека человеком и устроим справедливое братское общежитие свободных людей. Мораль отцов лицемерная, их культура ханжеская, их законы душат человека – а ведь превыше всего законное природное право человека на удовольствие. Удовольствие – это и есть счастье и смысл истории.»

7. И в 1971 году выходит эпохальная книга, библия политической философии – «Теория справедливости» Джона Ролза. Практическим следствием этого многостраничного труда было практическое внедрение в мозги и в практику второй части второго принципа справедливости по Ролзу. А именно: перераспределение ценностей в государстве должно производится в пользу малоимущих путем отчуждения у многоимущих. Грубо говоря (никому не падать и не ругаться матом!): от каждого по способностям – каждому по потребностям. Ну, в реальных и разумных пределах. Вот такой вульгарно-коммунистический тезис, которым нам плешь проедали на уроках обществоведения в советской средней школе. Но здесь он был подан в обрамлении массы ученых аргументов и рассуждений.

Вы понимаете: социальные отношения должны быть как в семье, где сильный и богатый заботится о слабых и не зарабатывающих детях, или больных братьях, и так далее. Не требуя отдачи – а из любви и человечности.

И интеллектуалы Запада зауважали себя за понимание этих взглядов и практическое их применение. Свято веря: это истина, умная и хорошая.

8. Дармоеды и паразиты всех мастей взвыли от счастья. Удовлетворение их потребностей за счет работяг получило не только силу закона – но силу моральной максимы! Бесплатные: квартира, образование, медицина, продуктовые талоны, гуманитарная одежда – и денежное пособие на карманные расходы! А на хрена работать? Принудительный труд – мерзкая отрыжка тоталитаризма.

«Ты пашешь? Ну и плати налоги, сволочь! А я заслуживаю помощи.»

Психологию личности, а в общем и психологию социальную «Теория справедливости» Ролза учитывать не желала. Блаженная маниловщина оказалась выполнима в эпоху чрезвычайно эффективного производства и перепроизводства.

Работяги приходили в бешенство от необходимости содержать наглых паразитов. Им объясняли, что это закон, а они должны быть добрее и человечнее; «стыдно-с, господа труженики! это ведь ваши братья сосут ваши соки».

9. И вот в 1969, на волне расовых и молодежных волнений, на волне культурно-морально-идеологической революции Запада, нью-йоркские гомосексуалисты подрались в своем баре с полицейскими. И очень быстро оформили себя как маргиналов, угнетенных, меньшинство по принципу сексуальной ориентации. То есть: объект сочувствия для людей передовых взглядов. Даешь борьбу за равенство!

Гомосексуалистов били в истории много, но только та драка случилась в назревший исторический момент. Содом и Гоморра пообещали Господу, что так ему это с рук не сойдет!

Движение гомосексуалистов, поданное как борьба угнетенного меньшинства за свои права, совершенно вписалось в контркультуру, антибуржуазную контрмораль, борьбу за права личности на все удовольствия и помощь угнетенным как принцип справедливости. Для апологетов «нового мышления» отношение к гомосексуалистам стало лакмусовой бумажкой: ты за свободу и права человека – или нет?!

При этом в 70-е годы голубые боролись за право не служить в армии. В 2000-е – наоборот, за право служить. В 70-е боролись вообще против брака. Потом – добились узаконивания однополых браков. Главное – они добились, что сначала Американская ассоциация психиатров, а затем и Всемирное общество здравоохранения, после долгих прений и голосований, минимальным перевесом голосов исключили гомосексуализм из перечня психических патологий и признали «вариантом нормы».

10. Агрессивный феминизм борется против любой дискриминации женщин: за право служить в армии, делать карьеру, пропорционально представительствовать в руководящих органах и поднимать штангу.

Пропагандируется образ самостоятельной женщины, рожающей одного ребенка к сорока годам. Движение «чайлд-фри» утверждает модель полноценной жизни вообще без детей.

11. Брак уже вообще необязателен, это буржуазная клетка для свободных людей! «Мы живем кто с кем хочет и пока хочет – именно это нравственно».

Начинается распад семьи, растет число внебрачных детей: скоро в Скандинавии их будет уже больше половины.

Внебрачное сожительство матери-одиночки с отцом своих детей экономически выгоднее для обоих, особенно если один или оба они безработные. Такова государственная система пособий, налогов и льгот. Фактически: государство материально поощряет распад семьи.

12. И вообще – жизнь стала богаче и легче, удовольствий больше, охота пожить и для себя. Два ребенка в семье становятся нормой, а часто и один.

Рождаемость резко падает! Европейские народа уже не воспроизводят себя – их численность сокращается.

НАЧАЛОСЬ ВЫМИРАНИЕ. Без войн, эпидемий и голода. А просто рожать неохота. (В последний раз так было при упадке и конце Римской Империи.)

ВЫМОРОЧНАЯ КУЛЬТУРА. Вот к чему мы пришли. Со всеми нашими равенствами, свободами, ценностями и принципами.

13. И параллельно! параллельно! со всеми этими видами равенства! и не просто – а «преимущественного» равенства! шло политическое покаяние.

Ибо иные, меньшие, слабые, бедные, угнетенные – по справедливости имели право на братскую помощь и любовь сильных, а особенно раньше их угнетавших. И вчерашние колонизаторы стали рвать на себе волосы и наперебой пытаться сделать хорошее для бывших колонизированных. И стали принимать их к себе, селить, давать гражданство и обеспечивать всем. И запрещалось вспомнить, что двести лет назад неграмотные дикари друг друга кушали и продавали белым в рабство, что и делали бы поныне, если б не проклятые колонизаторы…

Каких-то тридцать лет – и милые обитатели Африки и прочих Пакистанов с Алжирами превратили районы и целые города в помойки и слезать с халявы не собираются, терроризируя забредшее по глупости «коренное население».

Но! Им необходимо помогать – это же наши братья, обделенные судьбой!

14. Ошибочек здесь две.

Первая наиболее обстоятельно показана в книге Ричарда Линна «Эволюция. Раса. Интеллект». Книга изобилует ужасными статистическими таблицами. С ужасными данными. Если средний IQ европейца, белого то бишь – 100, то Китай, Япония, Южная Корея – 105. Африканцы – 70, арабы и афроамериканцы – 85. Цифры усредненные, в книге все подробно разделено по странам, возрастными и социальным группам, с комментариями и оговорками.

После такой книги автора следует судить по статье «фашизм, расизм, обман». Но горе в другом. Эти многочисленные статистические выкладки – никем никогда не опровергались. Их нельзя читать! Их нельзя упоминать! Каждый, кто помянет – тоже фашист! А вот данные-то не опровергнуты…

Заметьте: автор – белый. Китайцы-корейцы-японцы у него умнее белых. И – они нигде не вызывают социальных волнений. Пашут. Не бунтуют. Нормальные люди.

…На уровне больших чисел – по «теории справедливости» более умные будут отдавать что-то менее умным. Всегда.

Про трудовую мотивацию и этику некоторых этнических меньшинств, их психологию трудового отношения – мы вообще молчим.

15. Ошибочка вторая.
В экстазе благостного самообмана толерантные социологи решили идентифицировать людей политкорректно – исключительно по гражданству. В государстве все равны? – раз в Америке все американцы, то в Англии все англичане, во Франции все французы.
Но. Человек идентифицируется по целому ряду аспектов: пол, возраст, профессия, доход, место жительства, национальность, религия, цвет кожи, страна проживания. И «Гражданин Великобритании» – это подданство. Гражданство как юридическое понятие. А «англичанин» – это принадлежность к народу: его языку, культуре, истории, растворенность в нем, идентификация себя как его порождения и части. Традиции, обычаи и привычки – это твое, единственно родное. Гражданств можно иметь хоть пять – за деньги и связи. А народ у тебя один.

«Доминантная самоидентификация» – ввел я такое понятие. Это когда «наши йоркширские парни», взорвавшие лондонское метро, были не ваши! Они – имели гражданство вашей страны. Но были – в первую очередь мусульмане, потом пакистанцы, и уже только потом граждане Великобритании. Пакистанские мусульмане взорвали поганых неверных, среди которых жили. А не хрен было пускать их жить и считать «своими». Дураков и в алтаре бьют.

Ислам провозглашает единство всех мусульман – противопоставляя «неверным». Отношение ислама к неверным гибко и при нужде позволяет все.

Ты можешь млеть от своего благородства, полагая исламского мигранта бедным своим братом. (И млеют!..) Но его братья – мусульмане, а к отношениям с тобой он снисходит для своей пользы.

16. В самогипнозе своих политических фантазий американцы и вообще Запад решили, что демократия – это самое лучшее политическое устройство общества. И их долг – помочь всем достичь счастья и изобилия, что возможно лишь через построение демократии.

- Умный умный, а дурак, - говорил майор Пронин.

Как нет единого лучшего лекарства от всех болезней, единой лучшей еды для жирных и дистрофиков, лучшего дома для тропиков и тундры – так нет и не может быть одного лучшего политического устройства для всех народов во все времена и при всех условиях. Разные формы демократии, аристократии и авторитаризма могут быть оптимальными для разных условий.

Попытка внедрить западную модель демократии в России отлично способствовала ее повальному и небывалому разворовыванию.

Попытка внедрить демократию в тоталитарных государствах Ближнего и Среднего Востока – логично и неизбежно привела к кровавой анархии. Большее зло. Ибо только сильный и жестокий правитель мог держать племена и народы своей страны в мире и повиновении. Только вооруженную руку признают над собой разнородные образования, которым европейцы по линейке нарезали границы государств после разрушения Османской империи и деколонизации.

Как бифштекс может убить дистрофика, как атмосферное давление может убить водолаза – так демократия может убить народ, стоящий на родоплеменном уровне и обладающий родоплеменным сознанием.

Ну и побежали. Тем более приглашали в Европу.

17. Демократия в Европе отчетливо загнила с момента, когда в 1979 году венгерская проститутка и «порноактриса» – со скандальным торжеством избиралась в итальянский парламент, бравируя своей профессией (и осталась в итальянской политике на четверть века).

18. Достоинство Европы отчетливо отсутствует с 2002 года, когда палестинские террористы захватили Храм Рождества Христова, взяв монахов в заложники. Много дней шли переговоры, тема кощунства не поднималась, ни один из террористов не пострадал – отпустили и даже приютили в Европе. Представим себе зеркальную ситуацию – христианские террористы захватили мечеть в Мекке. Сколько христианских погромов учинили бы в ответ мусульмане по всему миру?

19. Инстинкт самосохранения отказал Европе, когда отменили смертную казнь даже для самых страшных убийц – жизнь убийцам заранее гарантирована, что бы они ни творили.

20. Воля к победе оставила Европу со времени, когда горстка террористов смеет выставлять требования государству – шантажируя его жизнью заложников. Вместо угрозы уничтожения в ответ всех партнеров, друзей, родных и близких террористов, что всегда – всегда в истории! – гарантировало нужный результат, государство позорно виляет хвостом и выговаривает условия, отпуская из тюрем уже захваченных ранее убийц (которых следовало пристрелить сразу).

Вместо того, чтобы топить «сомалийских пиратов» на месте – один ручной пулемет на судно – Запад болтает и отвозит их в «евротюрьмы», если кого удастся поймать; а так платит выкуп.

Вместо того, чтобы расстреливать при первой возможности всех террористов – членов ИГИЛ, и вышвыривать из страны всех, кого спецслужбы подозревают в терроризме – интеллектуалы рассуждают, как вернуть наших граждан в общество.

21. Разум оставил Европу, когда после взрывов в лондонском метро королева Елизавета выступила с обещанием, что «террористам не удастся заставить нас отказаться от наших ценностей». Под «ценностями» следует понимать готовность и впредь принимать, брать на содержание и оберегать исламских мигрантов, презирающим англичан и цинично ими пользующимся.

Зато мигранты уже требуют от христиан отказаться от их ценностей: не праздновать Рождество, не продавать спиртное и свинину, не ходить в купальниках по пляжу и не загорать в парках – и злобно требуют!

22. «Мультикультурализм» и «ксенофобия» – изобретение безграмотных идиотов, накачавшихся благими намерениями. Эти понятия в принципе отвергают социум как систему – и человека как органическую составляющую в единстве социума. Это – упорное намерение атомизировать и разобщить социум, где связи между людьми елейно сводятся к взаимной любви и взаимопомощи. Это отрицание социального организма и попытка заменить его гибридом. Сложить существо из головы льва, ног оленя, туловища слона и павлиньего хвоста. Химера.

Но. Социум – это людская система, где каждый знает, чего ожидать от другого; где правила общежития едины, едины традиции и привычки. Общежитие – это единое представление о праздниках и буднях, императивах и табу, кухне и досуге, одежде и юморе: это единая среда обитания, где человека не поджидают неприятные и непонятные неожиданности.

Человек есть одно целое с окружающей средой – материальной и информационной, биологической и социальной.

Социум – это культурное единство. Никак иначе.

Инокультурные группы, позиционированные как равноправные – неизбежно стремятся изменить страну согласно своим взглядам – или плюнуть на нее и просто пользоваться благами.

Спаянные религиозным братством и круговой порукой этнические общины часто терроризируют «цивилизованное» христианское большинство, которое их приютило.

Чужой – это стрессовый фактор, он напрягает: надо быть настороже, чтоб никто никого не обидел, не заступил красную черту: ваши с ним представления о вежливости и трусости, доброте и слабости, допустимом и недопустимом – часто разные.

Твой народ, с которым ты един, освоил и защитил эту землю и живет здесь по своим правилам. И когда мигрант, не имея отношения к твоей истории, не разделяя взглядов и правил твоего народа, утверждает свое житье в твоей стране по чужим ей правилам – при этом объявляя себя таким же полноправным хозяином, как ты – это разрушает социальную сущность народа, противоречит социальному инстинкту каждого его члена.

Любая же агрессия мигранта к аборигену воспринимается как агрессия чуждого этноса к твоему родному – на твоей же земле! А поведение ряда народов, исповедующих ислам, крайне агрессивно и конфликтно.

22. Старый вопрос: нужна ли терпимость по отношению к тому, кто нетерпим к тебе? И пользуется тобой до времени?

Большинство мусульман совершенно всерьез относятся к мысли о грядущем создании Всемирного Халифата.

Уже в ряде европейских городов – вплоть до миллионного Бирмингема – мусульманских школьников больше, чем коренных. Еще десять-пятнадцать лет – и исламское большинство создаст зоны шариата.

И это будет расплата!

Они вам покажут гей-парады, оскорбляющие их чувства! Вы у них поскачете впереди собственных задниц! Радуйтесь, если дома ночью под одеялом живы будете.

Они вам покажут феминизм, чайлд-фри и в шортах на улице! Юбка до земли, замуж – и молчать, пока мужчина не спросил!

Они вам покажут рокеров в спущенных штанах! Вот тут обрежут – действительно больше ничего не вырастет!

Они вам покажут свободный секс, быстрый и защищенный! Выбор будет – забить камнями или продать в бордель.

У Аллаха нет меньшинств и большинств – все живут по заветам Его, открытым нам Пророком (да святится имя Его!) – или вообще жить не должны!

А пока – мы живем в ваших домах и едим ваш хлеб: работайте на нас, неверные.

23. Они едут в Европу – после них остаются загаженные площади и разгромленные поезда: их кормили и везли бесплатно.

Большинство – крепкие молодые мужчины. Их число можно умножать на десять. Они получат вид на жительство, выпишут к себе родителей и братьев, женятся и нарожают детей.

Вот так возрождается старая песня: «Дрожите, дряхлые кости!» (Кстати – дядя Ясира Арафата, муфтий Иерусалима, держал на стене портрет Гитлера и был принят Гиммлером в канцелярии СС.)

24. Мигрант гадит на голову хозяину ровно в той степени, в какой хозяин ему позволяет. Сегодня толерантный европеец боится сделать замечание мигранту, боится хоть как-то задеть гостя-иноверца – ну так сам виноват, что становится презираем и терроризируем.

Не мигранты прикончат Европу.

«ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ» ПРИКАНЧИВАЮТ ЕВРОПУ. Они подобны передозу морфия, когда избыток кайфа ввергает организм в сладостный сон смерти.

25. Выход не только в жестком соблюдении квоты и запрете нелегальной миграции. Только жесткая ассимиляция приезжих может сохранить наш мир. Терпимость приемлема, лишь пока приезжие не замещают тебя.

26. Прием десяти миллионов европейцев-христиан как беженцев – вообще не был бы проблемой для нынешней Европы, но лишь вопросом бытовым и временным.

Европейские политики со смесью благоглупости и лицемерия не желают признавать, что проблема – именно в чужой и агрессивной идентничности.

Прометей поздоровел и подобрел настолько, что решил кормить своей печенью всех стервятников, и они с удовольствием ждут, на сколько им хватит всего тела.

27. Когда самозащиту называют фашизмом – значит, у власти волки в овечьих шкурах. Их речи овечьи – а зубы смерти все ближе.

Фашизм сменился удивительной формой анти-фашизма. Если фашизм стремился к уничтожению других народов – то современный анти-фашизм стремится к уничтожению своего народа, в том числе и с помощью чужих. Если фашизм решал свои задачи оружием и кровью – то современный анти-фашизм (нео-антифашизм) решает свои задачи лаской и шоколадом. Но результат достигается убойный!

Эффективность метода восхитила бы отцов фашизма! Мягко и неукоснительно подавляя сопротивление вплоть до любого инакомыслия, нео-антифашизм проводит геноцид собственного народа – объясняя народу, что в этом его счастье и свобода. Народ исчезает физически – под гимн свободе и правам человека. Создатель Ордена иезуитов умер бы от зависти.

28. То есть. Дело не в засилье мигрантов – но в самовнушенном бессилии Европы. Сил до фига – а духа, воли, страсти – нету.

Завоевавшая господство контркультура – лишь опережающее отражение распада цивилизации (так было во все времена).

Сегодняшний распад морали – это идейный распад цивилизации, за которым быстро и неотвратимо следует распад реальный, политико-экономический (и так тоже было во все времена).

И когда Европа заставляет себя, заставляет свои народы, всячески подавляя их инстинкт самосохранения, где он еще есть, самозамещаться мигрантами – прощая им хамство, агрессивность, наглость, не смея задеть их взращенное самолюбие, предпочитая их интересы интересам собственных граждан – не по паспорту граждан, а по жизни, культуре, судьбе – это все лишь овеществление зова смерти; тяги к самоуничтожению.

Разрушение культуры, разрушение морали, разрушение семьи, поощрение паразитов, уравнивание извращений с нормой, абсолютизация личного благополучия и удовольствия превыше всего – и как результат физическое вымирание – в этом всем мусульмане вообще и мусульманские мигранты в частности повинны не были нисколько.

29. Кто твердо вознамерился сдохнуть – тому ничем не поможешь.

Мы любим и ценим не нынешних импотентных европейских уродов – но их великих предков, создавших самую прекрасную, мощную и величественную цивилизацию в истории человечества.

Ближайшие годы предъявят окончательный результат: сдохнет Европа со своим изуродованным представлением о мире, который она называет «европейскими ценностями», и станет исламской – или еще найдет в себе силы послать этот бред подальше.

А пока – мусульманские беженцы едут ее приканчивать.
Источник


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB